Across the Border

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Across the Border » Принятые анкеты » happiness of marionette


happiness of marionette

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Эвелин Портер
Мисс Придира

Возраст: 15
Роль: человек
Род занятий: ученик
Восприимчивость: 3


Tomoyo Daidouji (Tsubasa: RESERVoir CHRoNiCLE)
http://sd.uploads.ru/t/ZmRcj.png

цвет глаз: синие.
волосы иссиня-черные.
кожа от природы бледная, но Эвелин использует декоративную косметику, имитирующую румянец. На ощупь гладкая и холодная, без сшелушиваний или высыпаний. Руки и спина густо усеянны веснушками, из-за чего она сторонится верхней одежды с рукавами короче, чем 3/4.
рост 173, вес 57.
телосложение: астеник (эктоморф), физическая выносливость в пределах нормы.
отличительные черты: имеет склонность чеканить шаг при ходьбе, следит за осанкой. Мышечный тонус повышенный, чутко реагирует на чужие прикосновения и не терпит вторжений в личное пространство без уточнения намерений. Излагает мысли голосом, уместным для провозглашения речей, вколачивающих в головы слушателей некие ключевые идеи; манера общения декламативная, не лишена богатства чувств, но при этом безнадежно однообразная. Стремясь быть понятой, помогает себе активной жестикуляцией. В обращении с языком тяготеет к книжной лексике.
Выражая неодобрение, хмурит брови, но гораздо щедрее на эмоции, когда хвалит. Её лицо, как правило, застывшее в полуулыбке, в сильном гневе искажается до неузнаваемости.
Стиль - классический, или пытается таким быть. Гадая, за что она наказана чужой сердобольностью, Эвелин донашивает наряды за тетушками по материнской линии - судя по всему, в юности их внушительные формы имели гораздо более скромный вид. Впрочем, вещи с чужого плеча сидят на ней как влитые.


Жизнеописание и образ
Дочь бывшей учительницы литературы, явившаяся в мир от связи с одним из родителей её воспитанников, галантным ухажером и состоятельным дельцом, но не то что бы очень уж порядочным человеком. Эвелин всю жизнь провела в тени школьного здания, словно не в силах перечеркнуть историю своего рождения. Невзирая на то, что даже по меркам города материальное положение семьи было более чем средним, а, может быть, как раз по причине отсутствия значительных средств к существованию, едва сдерживаемые здравым смыслом амбиции госпожи Портер применимо к своему ребёнку приобретали монструозный размах. Отгородившись книгами, как щитом, и пребывая в добровольном неведении относительно положения дел за пределами выдуманного мирка, она наивно закрывала глаза на всё, что вступало в противоречия с навязанным чтением видением действительности. Дамские романы пестрели описаниями благородных принцев, снисходивших до невыразительных девушек с плаксивыми чертами, и, проходя через установленное количество сюжетных перипетий с заламыванием рук и страстными монологами, подводили героев к обязательному счастливому концу. А уж как охотно издания с мягкой обложкой делились откровениями о судьбе бастардов! В общем, Эвелин растили в полной уверенности, что однажды горемычный родитель, всё осознав и утирая хлынувшие из глаз полные сожалений капли, вернется к возлюбленной и внебрачному чаду. Эви послушно играла на людях Золушку – и слышала, как «отец бы гордился тобой, если бы был здесь!». Прилежно заучивающая уроки (а гуманитарные дисциплины – в особенности), получающая безупречные отметки по поведению и горячо любимая за совокупность этих достоинств преподавателями, в спину она слышала совсем не те слова, которыми её хвалила мать. Возможно, именно тогда девочка поняла, что не сможет избавиться от влияния Портер-старшей и обрести самостоятельность. Ей казалось, что правда просто убьет эту женщину. Пока та предавалась экстатическим фантазиям о прошлом и будущем, настоящее, то есть быт, переходило в руки девочки – и следует сказать, что со временем она добилась определенного успеха в домоводстве. Будучи уволенной из-за скандальной репутации, мать Эвелин так и не смогла трудоустроиться, перебиваясь подработками и выклянчивая деньги у родственников. Иногда, слушая её, Эви гадала, как этому взрослому младенцу вообще удалось стать чьим-то романтическим интересом. Единственное, что приходило в голову – своеобразная красота, четко проступающая даже на поблекших от старости и неправильного хранения снимках из фотоальбома. Увы, их объединяла только внешность. Эви с содроганием думала о том, как бы её встретили в школе, если бы её мать всё ещё находилась там - проблем хватало и без этого.
Хотя в классе, где числилась Эвелин, время от времени переизбирают старосту голосованием, назначение на эту должность не более чем видимость перемен, создаваемая для отвода глаз. Несколько лет назад школьников сплотил и подчинил неформальный лидер, не гнушаясь насильно добиться согласия тех учеников, которых не удалось расположить уговорами. Это, как ни странно, оказалась девушка, да ещё и не вызывающая подозрений у взрослых. Поскольку сопротивление меньшинства, ничем не подкрепляемое, захлебывалось во всеобщем равнодушии, влияние шайки стремительно расширялось за пределы коллектива, наводя страх на всё большую группу людей, возраставшую благодаря слухам и домыслам.
Подростки восприимчивы к эпидемиям паники. Знаете, как она накрывает - сбивает с ног вопросами, топит в волнах догадок? Украдкой, то и дело оглядываясь через плечо, пересказывали друг другу новости: один склонялся так близко, что было слышно сбивчивое нервное дыхание, его приятель, готовясь услышать очередную сногсшибательную историю, замирал, придерживая рукой прядку сальных волос. Говорили разное, иногда – правду, и это было хуже всего. Эвелин злилась на сплетников, когда те, застигнутые врасплох, спешили убраться от неё подальше, чтобы там закончить свои дела, но ничем не могла ответить...
Надо упомянуть, что образ отличницы не отличается популярностью среди детей – настоящих друзей у заучки не было. И когда Эви, всё ещё мучимую неведением, сделали старостой, это вряд стоило называть знаком уважения от ребят.
Призраки? Эвелин сама стала как призрак - не только не в силах ничего поделать с произволом, но и сталкиваясь со сложностями при попытках поступать нормально, она переходила из кабинета в кабинет, изо дня в день. Она могла бы оказывать помощь тем, кто попал в беду из-за случившегося  - но никто не приходил за этим. По крайней мере, пока.
Эвелин одержима справедливостью и ненавидит тех, кому всё дается слишком просто. Её самый большой грех  - это зависть к чужому везению. Насущной потребностью старосты является выполнение долга. Однако её положительные поступки продиктованы теми же мотивами: стремление доводить всё до совершенства невозможно без старательности, а свобода действий – без выраженных моральных качеств. Может быть, вам покажется, что эта дотошная выскочка не в своём уме. Что ж, это впечатление взаимно.
Эвелин привыкла принимать решения в постоянном напряжении, избегая всего, что может сойти за правонарушение или раскрыть тайну её происхождения. Это настолько вошло в привычку, что для Эви в порядке вещей подмечать детали везде и во всём и доискиваться до мелочей.
С рациональностью и верой в то, что она добьется изменений, Эвелин не собирается уступать никому - ни судьбе, ни хулиганам, ни, случись такое, охотящимся за ней полтергейстам.
Прочее
Многие считают, что Придира втайне носит очки, но на самом деле её зрение близко к идеальному.
Эвелин ведет дневник, куда пишет каждый день. В её черновиках очень много помарок и исправлений.


Связь с вами
Это я, я сегодня моралфаг. Есть у администрации.

Отредактировано Evelyn (2014-08-16 21:29:41)

0

2

Приняты.

0

3

Отклеившаяся восприимчивость
[dice=5808-16]

0


Вы здесь » Across the Border » Принятые анкеты » happiness of marionette